lavrinenkoe (lavrinenkoe) wrote,
lavrinenkoe
lavrinenkoe

Что ж, мы трава? Что ж, и они трава?



В ленте ФБ снова стали попадаться причитания на тему того, что "зачем, мол, чтить память мёртвых"? "Лучше бы живым отдали, а не парады свои дурацкие проводили", "чёртовы некрофилы". В промежутках между причитаниями, потешаются над "этим трогательным единением миллиардера Абрамовича в Лондоне и слесаря Васи из Мытищ".

Как вы поняли, речь идёт о "Бессмертном Полке" и, вообще, о празднике 9-го мая.

Эта вечно недовольная и вечно ноющая прослойка доводит меня до белого каления своими соплями. "Любить мертвых намного легче и рентабельнее", — саркастически заявляют они. И далее продолжают: "Ведь ушедшие из жизни уже ничем не болеют, ни на что не жалуются, и лечить их не надо, и квартиры им с санаториями не нужны". Ну, и конечно же, вывод: "Затраченных государством денег на походы с мёртвыми и праздники хватило бы с избытком, что бы осчастливить каждый день немногих оставшихся в живых, которых тоже осталось совсем мало".

Приводя такие "рациональные" аргументы, люди, заявляющие подобное, не очень владеют информацией по поводу поддержки ветеранов, которым сейчас помогают очень неплохо. В данном случае, очевидно, что этим людям, почему-то не нравится празднование Победы и шествие "Бессмертного полка". Помимо этих причитаний я слышал и мнения о том, что "празднование 9-го мая не нужно" и что "лучше его заменить каким-нибудь нейтральным днём, вроде 12-го июня". Почему? Да потому, говорят, что всё фальшь и фарисейство. Хм...

Что хотелось бы сказать по данному поводу?

Первое. Нет народа без священных камней. Есть что-то такое, что чтят все. В нашем обществе, расколотом на десятки мировоззренческих паттернов, очень важно иметь хотя бы одну точку сборки. И важно, что она у нас есть. И это не Новый Год и не День Независимости (кстати, от кого/чего?), а именно День Победы. Без такой точки сборки, нам не удержать государство, а оно — необходимое условие для существования нашего народа.

Насколько "рентабельно" ухаживать за могилами предков вообще? И зачем оно нужно вообще? Для некоторых не нужно совсем и э... нерентабельно. Но отношение к мёртвым во многом отличает человека от животного.

Наиболее рационально подходили к вопросу умерших, как мы помним, в Третьем Рейхе. Из волос получались верёвки, из тел мыло, из кожи делали кожаные изделия, пепел шёл на удобрения немецких земель, а золотые коронки шли на переплавку и пополняли кассу. И то, что для изготовления столь полезных вещей шли тела "врагов рейха" не меняет "утилитарного", "рационального" отношения нацистов к мёртвым.

Это к вопросу о рационализме и рентабельности.

Что касается официозных празднований, то по мне так, лучше, когда они есть, чем когда нет вообще ничего к чему мог бы присоединиться сегодняшний плохо помнящий историю и практически утерявший идентичность индивид.

И последнее, о "замене на что-нибудь нейтральное". Жажда по нейтральному — это внутреннее нежелание сказать себе, что деды были гигантами — а ты сам сильно не дотягиваешь до их уровня. Поэтому, не хочется лишний раз напоминания — страдает, знаете-ли, самооценка. Ну что-ж вам сказать?

Не чтите, не вспоминайте, забудьте, кто вы есть, забудьте ваши корни и станьте слизью, удобной средой для политтехнологов. Из вас слепят всё, что нужно, как это произошло уже с частью населения на Украине. Но потом не нужно удивляться тому, что в один из дней вы внезапно окажетесь лишним, сильным мира сего захочется заняться "оптимизацией", а общность "уровень дохода", к которой вы гордо принадлежали, даже не заметит того, что вы в ней когда-то были.


А мы будем помнить.


В тот день, когда окончилась война.
…………………………………………………………………………………………………………………………………….
В тот день, когда окончилась война
И все стволы палили в счет салюта,
В тот час на торжестве была одна
Особая для наших душ минута.
В конце пути, в далекой стороне,
Под гром пальбы прощались мы впервые
Со всеми, что погибли на войне,
Как с мертвыми прощаются живые.
До той поры в душевной глубине
Мы не прощались так бесповоротно.
Мы были с ними как бы наравне,
И разделял нас только лист учетный.
Мы с ними шли дорогою войны
В едином братстве воинском до срока,
Суровой славой их озарены,
От их судьбы всегда неподалеку.
И только здесь, в особый этот миг,
Исполненный величья и печали,
Мы отделялись навсегда от них:
Нас эти залпы с ними разлучали.
Внушала нам стволов ревущих сталь,
Что нам уже не числиться в потерях.
И, кроясь дымкой, он уходит вдаль,
Заполненный товарищами берег.
И, чуя там сквозь толщу дней и лет,
Как нас уносят этих залпов волны,
Они рукой махнуть не смеют вслед,
Не смеют слова вымолвить. Безмолвны.
Вот так, судьбой своею смущены,
Прощались мы на празднике с друзьями.
И с теми, что в последний день войны
Еще в строю стояли вместе с нами;
И с теми, что ее великий путь
Пройти смогли едва наполовину;
И с теми, чьи могилы где-нибудь
Еще у Волги обтекали глиной;
И с теми, что под самою Москвой
В снегах глубоких заняли постели,
В ее предместьях на передовой
Зимою сорок первого;
и с теми,
Что, умирая, даже не могли
Рассчитывать на святость их покоя
Последнего, под холмиком земли,
Насыпанном нечуждою рукою.
Со всеми — пусть не равен их удел, -
Кто перед смертью вышел в генералы,
А кто в сержанты выйти не успел -
Такой был срок ему отпущен малый.
Со всеми, отошедшими от нас,
Причастными одной великой сени
Знамен, склоненных, как велит приказ, -
Со всеми, до единого со всеми.
Простились мы.
И смолкнул гул пальбы,
И время шло. И с той поры над ними
Березы, вербы, клены и дубы
В который раз листву свою сменили.
Но вновь и вновь появится листва,
И наши дети вырастут и внуки,
А гром пальбы в любые торжества
Напомнит нам о той большой разлуке.
И не за тем, что уговор храним,
Что память полагается такая,
И не за тем, нет, не за тем одним,
Что ветры войн шумят не утихая.
И нам уроки мужества даны
В бессмертье тех, что стали горсткой пыли.
Нет, даже если б жертвы той войны
Последними на этом свете были, —
Смогли б ли мы, оставив их вдали,
Прожить без них в своем отдельном счастье,
Глазами их не видеть их земли
И слухом их не слышать мир отчасти?
И, жизнь пройдя по выпавшей тропе,
В конце концов у смертного порога,
В себе самих не угадать себе
Их одобренья или их упрека!
Что ж, мы трава? Что ж, и они трава?
Нет. Не избыть нам связи обоюдной.
Не мертвых власть, а власть того родства,
Что даже смерти стало неподсудно.
К вам, павшие в той битве мировой
За наше счастье на земле суровой,
К вам, наравне с живыми, голос свой
Я обращаю в каждой песне новой.
Вам не услышать их и не прочесть.
Строка в строку они лежат немыми.
Но вы — мои, вы были с нами здесь,
Вы слышали меня и знали имя.
В безгласный край, в глухой покой земли,
Откуда нет пришедших из разведки,
Вы часть меня с собою унесли
С листка армейской маленькой газетки.
Я ваш, друзья, — и я у вас в долгу,
Как у живых, — я так же вам обязан.
И если я, по слабости, солгу,
Вступлю в тот след, который мне заказан,
Скажу слова, что нету веры в них,
То, не успев их выдать повсеместно,
Еще не зная отклика живых, -
Я ваш укор услышу бессловесный.
Суда живых — не меньше павших суд.
И пусть в душе до дней моих скончанья
Живет, гремит торжественный салют
Победы и великого прощанья.
1948
Александр Твардовский


Tags: 9-е мая, идентичность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments