lavrinenkoe (lavrinenkoe) wrote,
lavrinenkoe
lavrinenkoe

Тихий вечер в 2048г. Часть 1

Да внучок, это было очень давно. Я тогда ещё программировал на языке «Си диез», в одной частной организации. Был конец две тысячи двадцатых. Время было непростое. Уже который год шёл кризис и народ выживал как мог. Слышал про кризисы? В школе? По истории рассказывали? Значит представляешь себе. Да...
Ну так вот. Это было самое начало постиндустриальной эпохи. Всё как у тебя в учебнике написано. Очень похожа она была, эта эпоха, на империализм начала двадцатого века, только длилась короче. Вся и началась, и закончилась на моём веку.

Это было время огромных корпораций. Маленьких же фирмочек, тогда совсем почти не осталось — только те, что брали подряды у больших контор или у государства. В такой я и работал — писал код для разных информационных систем.

Уже тогда многие люди понимали, что тот экономический кризис, который начался в 90-х годах двадцатого века и который продлился до самого конца постиндустриальной эпохи, был и не кризис вовсе, а совсем новое, неизученное тогда, системное явление. Это была какая-то затяжная депрессия, в которую был вовлечён весь мир. Цивилизация потребления умирала и пыталась продлить своё существование любым возможным путём. И тогда над миром нависла угроза глобального фашизма.

Приверженцы этой идеи говорили, что людей на свете слишком много и многие люди ущербны и недостойны существования. В любом случае, говорили они, на всех ресурсов всё равно не хватит и поэтому придётся уничтожить «лишних» людей. Дико звучит? Да… Они и были дикими, страшными людьми, приверженцы этой идеи. И что самое опасное, многие из подобных социопатов, занимали ведущие позиции в среде управленцев. Сейчас этот феномен уже хорошо изучен описан в литературе. А тогда…

С каждым годом на заводах трудилось всё меньше людей — их заменяли умные машины. Мелкие частники, разоряясь, уходили работать на большие компании. Корпорации росли. Они были накрепко связаны с государством, поскольку им нужна была охрана и возможность завоёвывать новые рынки, что без помощи государства делать было довольно затруднительно.

Однако самым крупным, глобальным корпорациям, государства стали мешать и корпоратократия, объединившись, занялась их сносом — подкупая верхи, будоража низы и старались внести в общество любую возможную нестабильность. Да, правильно говоришь — это я про время «Оранжевых революций».

Тогда и возник конфликт между национальными государствами и глобальной корпоратократией.
Росли и корпорации, и государства, ведущие себя, как корпорации, и одновременно увеличивалось количество «лишних» людей — тех, кого заменили машинами, тех, кто остался «за бортом» жизни. Те же, кто распределял ресурсы, и управлял финансовыми и, в первую очередь, информационными потоками, богатели без меры.

Даже в США, которые тогда считались одной из самых продвинутых стран, с самым большим средним классом, разрыв между 10% самых богатых и 10% самых бедных с каждым годом всё больше увеличивался. То же самое происходило по всему миру — ведь тогда, Советского Союза уже не было и во всём мире существовала единая экономическая система.

Получалось так, что не только те, кто писали законы, а и те, кто внедрял эти законы в жизнь, выстраивали эту несправедливую систему. Например, такие, как я — те, кто писал код. Получалось, что мы сами себе куём кандалы, хотя те, кто заставляет нас их себе ковать, и молотка-то в руках держать не умеют! Не у меня у одного возникала такая мысль. Но зарплаты программистов были тогда достаточно высоки и многие не хотели задумываться над происходящим и будущим.

Такими, конечно же, были не все.

Продолжение следует

Tags: рассказ, фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments