lavrinenkoe (lavrinenkoe) wrote,
lavrinenkoe
lavrinenkoe

Весело в неофеодализм



Всё это происходит весело и непринуждённо. Пассажира такси, судя по всему, удивила и развеселила такая изворотливость технологически продвинутого нищего. Нищий же, понимая, что он таким нестандартным образом «обезоружил» жертву, быстренько снял с карты деньги.

И хотя оба довольны происходящим, да и сам я сначала улыбнулся, меня это видео в очередной раз заставило подумать о том, что развитие технологий не ведёт к развитию человека. Напротив, технологии, этот мощный инструмент задействуется власть имущими для создания совсем непрозрачных и закрепления уже имеющихся социальных перегородок.

Кажется, что уже невообразимо далеко от сегодняшнего дня, в 2010-м году, я написал рассказ, который назвал «Без терминала». Уже тогда было понятно куда всё катится и логично было предположить, что если что-то не «поправить в консерватории», то произойдёт всё именно так, как написал.

Кому не лень читать, предлагаю исходный текст рассказа:

[Spoiler (click to open)]Он проснулся ранним утром среди старых газет, картона и пластиковых пакетов. Тело ныло от постоянно плохого сна, жесткой кровати и холода ночью. Впрочем, кровати у него уже лет 10 как не было. С трудом перевернувшись ему удалось таки встать и посмотреть на мир. Было сухое, прохладное сентябрьское утро. Роботы уборщики уже сновали вокруг и опять чуть было не убрали его дом - груду мусора под мостом маленькой речки, по какой-то причуде городского архитектора до сих пор не забранной в трубу.
Он отогнал их размахивая руками и гортанно крича. Несмотря на то, что о его местонахождении властям было хорошо известно, тем не менее роботы приходили каждое утро и каждый вечер пытаясь "убрать мусор" - то есть уничтожить его дом.
Вообще говоря, он был не единственный, кто подвергался подобным ежедневным атакам, хотя были и те, кого роботы не трогали. Те были особенными бездомными. Элитой. Он когда-то тоже был таким. Пока не потерял свой терминал.

Он с таким счастьем вспоминал то время, когда мог купить себе дешевого супа и хлеба на ужин. Иногда даже удавалось выкроить несколько соверенов на пиво или дешевую выпивку. Иногда, он мог себе позволить остановиться в ночлежке, где было тепло, была чистая постель и горячая вода. Тогда действительно можно было почувствовать себя человеком, а не животным, живущим на окраине города под мостом и питающимся тем, что приносили его силки и ловушки.

Да, раньше было хорошо, подумал он. Раньше не нужно было в поте лица добывать хлеб свой. Достаточно было занять место рядом со входом в метро или просто на улице, где постоянная людская толчея. Глядишь, кто и пожалеет, посмотрит на него и пожертвует соверен или два. Но для этого нужно было иметь терминал, который был утерян.

Он подумал, что ещё лет 20 назад в ходу были бумажные и железные деньги и тогда нищему было достаточно вольготно. Нельзя сказать, что жизнь их была сахаром - уж он-то на своей шкуре знал каково им, но, тем не менее, любой прохожий мог кинуть ему тогда мелкую монету или даже бумажку и не нужно было никаких терминалов!

А сейчас - как ему жить? Он уже стар. Другой терминал ему никто не даст. В социальной службе сказали, что терминалов ограниченное число, и к сожалению, они не могут снабдить ими всех нуждающихся. Пару дней он провёл на ступенях соц службы, но на третий его арестовали и посадили в тюрьму за нарушение общественного порядка. В тюрьме, несмотря на бесплатную еду и постель было гораздо хуже, чем на воле. Через месяц его выпустили ,сказав, чтобы он не смел больше спать на ступенях госучреждений.

Теперь он здесь, под мостом. Пора проверять ловушки на крыс и голубей, а также обойти близлежащие улицы в поисках окурков и остатков еды. Роботов-уборщиков выпускали на улицы с 4-х до 7-ми утра, с 3-х до 4-х дня и вечером с 8-ми до 9-ти. В перерывах можно было найти на улице неплохие окурки, а иногда и брошенную, недоеденную еду.
Тогда можно было устроить небольшой пир.

С трудом переставляя ноги он взобрался наверх, на мост и побрёл по улице встречая ранних прохожих. Найдя пару свежих окурков, он спустился вниз, развёл костёр и с наслаждением выкурил один за другим оба окурка. Потом достал из-за пазухи кусок копчёного воробья, завёрнутого в мешковину и отдирая от тушки маленькие клочки начал тщательно пережёвывать мелкие косточки со вкраплениями мяса. Сняв с костра кипящую банку с водой налил себе кипятка в пластиковый стакан. Обжигаясь и перекладывая его из руки в руку он отхлёбывал из него маленькие глоточки, пока не напился и немного не отогрел руки. Несмотря на тепло, разошедшееся по телу в теле его сидел тот непреодолимый озноб, знакомый тем, кто подолгу ночевал на улице. Этот озноб можно выбить только хорошим ужином с доброй порцией алкоголя, и многочасовой горячей ванной.
Только тогда тело действительно согреется и мозг "поверит", что тело согрелось.

Обход ловушек ничего не дал. В двух отсутствовала приманка, а в третьей добыча.

Голод снова погнал его на автостраду - там неслись на безумной скорости машины, которые практически никогда здесь не останавливались и из которых практически никогда не выходили люди.

Ту машину он увидел издалека и сразу понял, что с ней что-то не то. Она ехала медленно, рядом с обочиной, так обычно едут полицейские объезжая свой участок. В другой раз он бы спрятался, но сейчас ему было уже всё равно. Тюрьма, так тюрьма - пусть только накормят и положат спать, что-ж, побои и издевательства придётся вынести. Но они будут потом. Сперва еда и сон.

Машина подъехала и остановилась. Из открывшегося окна на него смотрела красивая молодая девушка. Она повернулась к рядом сидящему с ней в салоне человеку и что-то ему сказала. Потом дверь открылась, девушка вышла из машины, сделала два шага по направлении к нему и протянув руку в которой был зажат терминал сказала — "Это тебе".




Tags: многоэтажное человечество, приметы времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments